Как переводят сериалы для телевизора

— Так, ребята, внимание, у нас срочный заказ. Хотят, чтобы через час было готово.
— Что перерисовываем?
— "Мона Лиза" называется, что-то из классики вроде.
— Из классики не так уж просто… А успеем за час?
— Успеем, десять человек нормально будет. Сейчас поделю по-быстрому на квадраты… Так, тебе два верхних квадрата, тебе ещё два верхних квадрата, тебе два средних… тебе два, тебе два…
— Я не успею два, мне на работу скоро надо бежать.
— Эх… Ладно, держи хотя бы один. Кто может взять лишний квадрат?
— Ну, давай я.
— На, держи три… тебе ещё два, тебе… так, вроде всем раздал. Давайте в темпе, сорок пять минут на перерисовку, пятнадцать минут надо мне оставить на редактирование.
— Гы, у меня вообще мазня какая-то сине-зелёная, во халява…
— Так, а чем тут горы закрыты? Идут горы, а потом какая-то тёмная фигня… Кто соседний квадрат брал?
— Там рожа дальше идёт.
— Какая ещё рожа?
— Ну, у меня волосы и глаз там.
— Бред какой-то… Что рожа в горах делает?
— Не знаю, мне остального не видно.
— Блин, нельзя же рисовать неизвестно что… У кого соседний квадрат снизу?
— Там внизу что-то на задницу похоже.
— Да нет, то не задница… У меня ещё ниже рука идёт.
— Так может, это… рука из задницы? Ну там, художник пошутил…
— Да вроде не то… Блин, тут вообще неразборчивое что-то и ещё вдобавок потрескалось… Эй, редактор! А получше качества нет?
— Нет, заказчик больше ничего не дал. Делай на глаз, что разберёшь, я подрихтую.
— Слушайте, а это баба или мужик? Что-то не разберу… У кого ещё квадраты с рожей?
— Волосы женские вроде.
— Так если классика, то может, и мужские… раньше все с патлами ходили, парики ещё там разные…
— Ладно, хрен с ним, нарисую расплывчато. Чтобы можно было и так понять, и эдак…
— А это колонна с краю или что?
— Не знаю, у меня ничего с краю нет.
— Блин, ну натурально рука из задницы вылезает…
— Не-не, то другая рука. У меня тут пальцы в квадрате справа…
— Ребята, давайте закругляться, у вас десять минут осталось.
— Так, на чём рука лежит? Похоже на книги.
— Нет, подлокотник.
— Если подлокотник, то спинка где?
— Да не морочь голову, на что ещё руки можно класть?
— Так, всё, давайте сюда, если что не успели, я подрихтую. Блин, что за день сегодня… ещё пять срочных картин валяется, до вечера проглядеть надо… в глазах рябит уже…

Шоколад

Все персонажи вымышлены, любое совпадение случайно. Осторожно: возможно припекание пониже спины

В этот вечер в главном зале было на редкость шумно. Люди гомонили, жестикулировали, что-то показывали друг другу. Адвокату это нравилось. Подобные шумные собрания навевали на него ностальгические воспоминания по тем давним дням, когда они случались чуть ли не регулярно. То было весёлое время, не в пример нынешней скуке.

— Истигений, по-моему, я вам ясно высказал претензию, — сказал Дуба Тридцатьшесть. — Ваши персонажи разговаривают на сленге малолетних гопников. В данном произведении подобный стиль неуместен…

Адвокат посмотрел на зелёную нашивку "Переводы" у Дубы, и ему стало любопытно. Он достал свой планшет и открыл на нём архивы.

— …я терпеть не могу творчество Петросяна, но у вас вышло намного хуже, увы…

— Простите, — перебил Адвокат, — это ваше творчество?

Он показал планшет с кадром из мультфильма, на котором персонаж изрекал фразу:

"Мой палец войдёт в сиську?"

В толпе раздались смешки, но Дуба не обратил внимания.

— Простите, вам не кажется, что вы не вправе решать, какой стиль уместен? — спросил Истигений. — Вы ведь не профессиональный переводчик.

Адвокат продолжал листать архивы. Его взор то и дело цеплялся за отдельные фразы. "В вашем уродском отряде одни уроды!", "Возбудившаяся хамка"

— Модераторы этим не занимаются, — ответил Дуба. — Проверку выполняют ваши же товарищи, вполне уважаемые переводчики.

За Дубой виднелись неподвижные тёмные силуэты, больше похожие на картонные вырезки, чем на людей. Адвокату захотелось подойти и проверить, насколько устойчиво они стоят, но он тут же подумал, что сперва полистает ещё. "Разве вы заведётесь от еды в тишине?" — вопрошал очередной персонаж.

— Я бы хотел знать, кто эти люди, — сказал Истигений, но Дуба, не слушая его, продолжал:

— Теперь хочу обрисовать дальнейшие перспективы. Будет пересмотрено отношение к другим вашим переводам…

"Тебе не хватает не только боеприпасов, но и яиц!" — сокрушались на другом кадре. Адвокату почему-то представилось, как в боевого робота вместе с боеприпасами зачем-то загружают куриные яйца.

— …а поскольку проверять придётся многих, а заниматься этим будут один-два человека, то сроки могут затянуться на годы… — продолжал Дуба.

"Это невероятно, но ты всё отвратительней". Адвокат усмехнулся — фраза показалась ему чертовски уместной.

— Простите, эти ваши "уважаемые" хотя бы в японский оригинал смотреть собираются? — спросил Истигений.

— Сравнение будет проведено с ансабом, как это оговорено в правилах, — сказал Дуба.

"Оставайся любящей рыбьи внутренности, жизнерадостной…" Адвокат задумался. Должно быть, тут была некая глубокая связь, как в буддийских коанах. Перевод явно делался не для абы кого.

— Но разве это дело? — удивился Истигений. — Как ансаб может отразить стилистику оригинала?

— Я не намерен вести с вами дискуссию на эту тему, — отмахнулся Дуба. — Вообще должен лично сказать, что ваш перевод стал для меня большим разочарованием.

Дойдя до "старого пердуна, похожего на раздавленный рожок с кремом", Адвокат внимательнее осмотрел Дубу и ухмыльнулся.

— Минуточку, — вмешался он ещё раз. — То есть как это "не намерены вести дискуссию"? Вы ведь сказали, что готовы выслушивать наши предложения.

— Выслушивать — да, дискутировать — нет, — невозмутимо ответил Дуба.

— Ах так! — улыбнулся до ушей Адвокат и закричал громче: — Тогда извольте выслушать, сударь — вы смыслите в переводах не более, чем свинья в апельсинах! Ведь ваши собственные переводы содержат кучу дерьма!

В зале снова послышались смешки.

— Ваше право считать всё, что вам вздумается, — раздражённо сказал Дуба.

— Да неужели? — воскликнул Адвокат, одной рукой настраивая планшет на подключение к проектору под потолком. — Я говорю о том, что вижу своими глазами. А сейчас посмотрим, что увидит почтенная публика.

Он нажал на кнопку, и из проектора на противоположную стену полезли кадры. Вместе с ними по залу начало распространяться зловоние.

"Дерьмо! Мы окружены!"
"Дерьмо! Я не поспеваю за ними!"
"Шевелись, ты, кусок дерьма!"

Люди в зале начали морщиться и зажимать носы. А кадры всё лезли…

"Дерьмо! Нас обнаружили".
"Дерьмо! Нас окружили".
"Ты никчёмный кусок дерьма!"
"Дерьмо! Я не смогу её активировать".
"Нажрись дерьма и сдохни!"

С проектора начала капать вонючая коричневая жидкость. Люди жались к стенам, но продолжали смотреть на невиданное зрелище, как завороженные, выпучив глаза.

"Дерьмо! Приближается корабль-носитель!"
"Дерьмо. Снова началось!"
"Дерьмо! Похоже, они собрались прорываться!"
"Сами носите это дерьмо!"
"Дерьмо", "Дерьмо", "Дерьмо", "Дерьмо"…

Зловонная жижа уже лилась на пол вовсю, и свободного места в зале оставалось всё меньше. Потеряв терпение, Дуба решил выключить проектор, но не успел он добраться до розетки, как…

"Вы не показали мне всё своё дерьмо!"

…на очередной фразе проектор не выдержал напора и с грохотом взорвался. Некоторые, включая Адвоката, успели выбежать за двери, кто-то спрятался под столы. Остальные оказались забрызганы с ног до головы. Картонные силуэты "уважаемых переводчиков" повалились набок и утонули. Закрывая нос рукавом, Адвокат заглянул в зал и, увидев вымазанного в собственных переводах Дубу, улыбнулся одними глазами.

Просвещение

— …а ещё вам следует прочесть сказку про трёх медведей в оригинале и в пересказе Толстого, чтобы более полно усвоить образ маленькой девочки в сказках с учётом особенностей национального менталитета…

— О чём тут разговор? — спросил Адвокат у Тореадора, который стоял возле входной двери клуба. — Я только зашёл.

— Да так, — ответил тот, — одному парню надо было узнать что-то из сказок, и наш местный эксперт по культуре решил его просветить.

Эксперт в больших круглых очках с важным видом стоял перед смущённым парнем и, важно помахивая пальцем, продолжал:

— …только запомните, что это не канон, а вольная интерпретация. И нечего смотреть на меня так — я вам одолжение делаю, между прочим! Каждый, кто претендует на высокое звание культурного человека, обязан знать…

— Чего шумим? — спросил Адвокат, протолкнувшись вперёд.

— Да я только хотел спросить… — растерянно пробормотал парень. — Тут я перевожу фильм, и зашла речь про Красную Шапочку, так я хотел уточнить — это та, из сказки, к кому волк приходил? Ну, бабушкой ещё прикинулся…

— Что? — переспросил Адвокат. — Нет, на самом деле…

— Так, вы меня не слушаете! — перебил их эксперт. — Нечего ему подсказывать! Пусть сам найдёт и подумает своей головой! Когда голова не работает, то нет пользы, а когда нет пользы…

— На самом деле, — невозмутимо продолжил Адвокат, — это Красная Шапочка пришла к бабушке, а волк ждал её там. Если хотите узнать подробнее, прочтите, сказка короткая.

— Спасибо вам огромное! — воскликнул парень. — А то вот он, — показал он на эксперта, — уже полчаса надо мной измывается вместо того, чтобы просто ответить. Целая лекция какая-то, список литературы, домашнее задание…

— Ах, вот так? — возмутился эксперт. — И это благодарность за мою доброту? Ну всё, вот только спросите у меня ещё что-нибудь! Я это припомню! Приходят тут всякие… Здесь вам не личная википедия, нечего время у людей отнимать!

Адвокат важно поднял палец, подражая эксперту, и хотел что-то сказать, но передумал и, махнув рукой, отошёл в сторону.

Творческий порыв

"Компания Cyan Worlds и студии Legendary TV и Digital Media объединят усилия для создания телесериала по мотивам популярной игровой франшизы Myst, сообщает Deadline". (с lostfilm.ru)

Предлагаю следующую завязку сюжета, поклонники игры оценят:

Облачным осенним утром мужчина идёт по пустынному берегу острова, пытаясь понять, где он оказался и как. Посреди берега он натыкается на ступени и поднимается по ним на холм, где раскинулись странного вида дома. Обойдя несколько из них, он видит куполообразное здание с распахнутыми настежь дверьми. Заходит внутрь, проходит в коридор и видит ещё две двери под табличкой "Туалет". Подходит к двери, на которой изображен справляющий нужду мальчик, и тянется к ручке, но тут же с удивлением замечает, что ручки нет, а есть замысловатый механизм на шестерёнках, пружинках и рычажках. Задумчиво почесав затылок, смотрит на дверь с девочкой, но и тут разочарование — нет ни ручек, ни шестерёнок. Вообще ничего нет. Внезапно организм даёт ему понять, что какую-то из дверей неплохо бы всё же открыть, да побыстрее. Тогда он возвращается к предыдущей двери и, подгоняемый зовом природы, силится разгадать головоломку.
После получаса возни с механизмом и копания в одном из соседних зданий, которое оказывается библиотекой, выясняется, что просто так дверь не открыть — нужно идти в здание на другом острове, в другом временном отрезке и другой реальности, а для этого настроить и запустить телепортационную машину. Но и этого мало — нужно решить ещё пять таких задач, найти пять книг и принести по одной странице из каждой. Только на тех страницах указана комбинация рычажков, которая запускает злосчастный механизм. Пухленький мальчик на двери злорадно ухмыляется — ему ведь уже хорошо. А наш герой с ужасом припоминает, что, как раз перед тем, как попасть на остров, выпил пару литров пива…

А заодно и развязку:

Злополучная дверь наконец открыта. Корчась в мучениях, согнутый пополам герой видит внутри на стульчаке местного жителя, который говорит ему: "И ты ради этого столько терпел? Вот дурак, тоже мне проблема — кругом же море!" Озарённый вспышкой прозрения, герой начинает горько плакать…

Обман зрения

В этот вечер на "Мультозвуче" было страшно шумно. Адвокат, зашедший в гости к местному руководству, вот уже который час отмахивался от настойчивого критика. Вокруг спорщиков в зале собрался народ, все хором обсуждали происходящее, кто-то хрустел попкорном.
— Поймите, товарищ, — объяснял Адвокат, — речь в монологе персонажа идёт не о какой-нибудь, а о макрокосмической сети, поэтому…
— Какой-какой сети? — сморщился критик.
— Макрокосмической.
— Вы, наверное, хотели сказать "макроскопической"? — ехидно усмехнулся критик.
— Да нет же, именно макрокосмической, — повторил Адвокат.
— Не вижу там никакой макрокосмической сети, — отмахнулся критик. — Вы, наверное, не понимаете разницу между макрокосмическим и макроскопическим.
— Но позвольте… — смутился Адвокат и начал рыться у себя в карманах пиджака.
— И вообще, это бредовое слово, — добавил критик, — космос и так необъятен, так что "макрокосмический" — это как "масло масляное".
Адвокат поперхнулся.
— Простите, товарищ, но это же один из основных философских терминов, — сказал он, продолжая копаться в карманах. — Неужели вы никогда не слышали про макрокосмос и микрокосмос?
— Эээ… как это не слышал? Конечно, слышал, — замялся критик и почему-то приложил палец к уху. — Просто в философии эти понятия употребляются чаще как микрокосм и макрокосм, вот.
— Да уж, это всё в корне меняет, — усмехнулся Адвокат, наконец найдя то, что искал. Достав сложенный листок, он развернул его и прищурился. — Так о какой сети шла речь — макрокосмической или макроскопической?
— Второе, — уверенно ответил критик. — Хотя вы в своём, так сказать, переводе могли написать всё что вам вздумается.
— О да, я великий выдумщик, — пошутил Адвокат. — Но это не мой перевод, а ваш любимый английский. — Он обвёл красной ручкой что-то на листке и показал его публике. — Какое слово написано?
— "Макрокосмик", — раздались отдельные голоса в зале.
Критик слегка обескуражился и снова приложил палец к уху.
— Отлично! — воскликнул он через несколько секунд. — Я, кстати, уже и сам это вспомнил, просто хотел, чтобы вы сами нашли — не всё же мне за вас делать. А теперь вам второе задание…
Адвокат, ухмыльнувшись, подошёл к критику и медленно наклонился у него над ухом. Тот невозмутимо продолжал:
— Ответьте, что означает понятие "макрокосм", а также заодно можете подумать над трансгуманизмом… Эй-эй-эй, вы что делаете? — завопил он.
Адвокат, схватив его одной рукой за ухо, двумя пальцами второй руки вытащил миниатюрный динамик. Затем мягко отстранил от себя критика и приложил динамик к уху.
— Добавь, что Кестлер всё равно неправ, — прозвучало оттуда. — И не забывай повторять, что любое мнение субъективно, ибо идёт преломление через призму человеческого восприятия…
— Это безобразие! — возмущался критик. — Я, между прочим, поискал, что другие говорят про вас и ваши замашки! Думали, я не узнаю, что это вы целый альянс переводчиков развалили?
Адвокат молча развернулся и пошёл к выходу.
— Возомнили себя господом богом! — не унимался критик. — Я вызову санитаров!