Обзор на "Клинок королевы" (из почившего журнала "Арру-стайл")

– Значит, задумка такая, – продолжал сценарист. – В некотором царстве регулярно проходит поединок за корону. На него стекаются лучшие бойцы со всего света, и кто победит всех, а затем и самого правителя – получает корону. Герои будут примерно такие: рыцарь из благородного рода, потом ещё самурай из нашей родной Японии – то есть как бы Японии, понятно, что фентези. Дальше – шпион-ниндзя, который последовал за самураем; бродячий разбойник, тоже захотел попытать счастья; гном-кузнец, славящийся своим оружием… Остальные пока не слишком продуманы, но думаю вставить ангелов. Ну, и ещё злого колдуна с приспешниками, которые будут пакостить. Вот отдельные наброски – трогательное прощание рыцаря с братом, разборки самурая и его школы с кланом ниндзя, вот ещё чуть боёв, диалоги…

– Так-так, – задумчиво бормотал продюсер, изучая материал, – хорошо, и здесь хорошо… В общем, всё хорошо, интересно, но у меня есть одно небольшое замечаньице. Вот как-то всё у тебя слишком сурово, что ли. Грубовато. Кругом мужики мутузятся, романтичности не хватает, да и всё это зритель уже, в общем-то, видел. Тут надо бы изюминку добавить. Отдохновение души, так сказать, посреди суровых баталий. Вот пусть, скажем, этот твой рыцарь будет девушкой. Симпатичненькой такой. Неплохо, а? Сразу и задел для романтической линии появляется – пускай в неё там влюбится по ходу действия кто-нибудь, а потом ему с ней же на поединке сражаться! Накал страстей, представляешь? В общем, подумай в этом направлении…

(пару дней спустя)

– Как это побеждает не девушка? – спросил продюсер.
– Так в том-то и неожиданность, – отвечал сценарист. – Зритель с самого начала будет ждать, что корону в конце получит девушка, а мы ему – раз, и такой поворот!
– Как-то мне это не нравится. Обидно за девушку как-то. И почему тогда именно самурай? Почему, например, не гном?

– Ну, я решил, что самурай будет патриотичнее.

– Гм… положим. Но всё-таки что-то мне это не по душе. Неблагородно, что ли. Дамам надо уступать. Потом, она у тебя одна, а парней много. Одному она, допустим, достанется, а остальные остаются с носом. Давай сделаем пополам: пусть половина героев будет девушками…
(в пятницу вечером)
– Знаешь что, – ослабляя галстук, объяснял уже слегка захмелевший продюсер, – я думаю, приспешников колдуна тоже лучше приспешницами сделать. Смотри: так они смогут ещё и женские чары, так сказать, в ход пустить. Ну, против половины героев, по крайней мере. Больше соблазнительных сцен вставим, парням понравится. И вообще колдуна я бы тоже переделал на ведьму.
– Ну, в принципе можно, – отвечал сценарист, доставая ещё бутылку. – Значит, вместо призрака фараона у нас будет, гм… призрак фараонши. Можно даже прямо Клеопатры. А вместо смерти с косой у нас будет… стоп, смерть уже как бы женского пола.
– Ну, как бы да, только она у тебя в виде скелета не очень женственно смотрится. Смерть-скелет – это банально. Пусть будет смерть-девушка. Симпатичненькая такая. В костюме служанки – фетишистам понравится. Ну, и с косой – косу оставим, а то будет непонятно, что это смерть. Так, едем дальше…
(в понедельник утром)
– Ай-яй-яй! – схватился вдруг за голову продюсер, окружённый клубами сигаретного дыма. – Как я мог такое прошляпить!
– Что такое? – покашливая, спросил сценарист.
– Как же самурай будет сражаться с женщинами? Ему бусидо не велит.
– Почему не велит? Если женщина вооружена и сама воин – бусидо ничего против не имеет. Да и было уже такое в фильмах.
– Да? Ну всё равно, как-то претит мне это, что ли. И как переделывать теперь, непонятно… О, придумал! Сделаем самурая девушкой.
– Так ей тогда парня не достанется – не поровну получится.
– Ну и шут с ней. Бусидо этого, по-хорошему, тоже не велит. Ей о сражениях надо думать, а не о парнях. И вот ещё что: доспехи мне твои для героинь как-то не очень. Не чувствуется женственности.
– Иначе никак. Вооружённые поединки – это дело такое, защита превыше всего.
– Да ладно тебе. У нас всё-таки произведение искусства, вымысел, а не исторические хроники. Можно и приукрасить. Давай сделаем чуть пооткровеннее, зрителям понравится. И во время боёв можно пикантности добавить. Скажем, замахивается боец мечом – и у соперницы от удара тут же слетает половина бронелифчика.
– Так это ж нецензурно будет.
– Ничего, по платному каналу пустим, там цензура помягче…
(ещё через неделю)
– Нет, я всё понимаю! – кипятился сценарист. – Я всё могу понять! Пускай вместо брата у рыцарши будет сестра, но почему лесбиянка? Да ещё домогается не кого-то там, а родную сестру!
– Так романтическая линия же, – спокойно ответил продюсер. – Мы ведь теперь всех героев переделали на девушек, с романтикой стало как-то не густо. Добавим перчинки, парням такое понравится. Ты мне лучше скажи, чего у тебя гномиха до сих пор в каком-то скафандре бродит? Я же сказал всех раздевать.
– Я гномиху раздевать не буду! Нам за это педофилию впаять могут.
– Кто ж виноват, что у тебя гномы по-детски выглядят? Переделай образ, что ли.
– Надоело мне уже переделывать. Тут и так уже от сюжета остались рожки да ножки.
– Ладно, не переделывай. Мы вот диски выпустим, там цензуры не будет, вообще разгуляемся – ну, и… про то, на что ты с гномихой намекал, подумать можно будет. В спецвыпусках. А сюжет – тут ты неправ, весь сюжет на месте. Я только чуть подправил, чтобы публике нравилось. Поединок есть? Есть. Воины есть? Есть. Король есть? Э-э-э… кстати, а зачем теперь король-то? Пускай будет королева. Симпатичненькая такая…