Подпольный доктор — Глава 08 — Падение аристократии 1

Начинаем новый проект, перевод новеллы «Гениальный хирург без лицензии в ином мире» или коротко «Подпольный доктор». Новелла рассказывает про Асию Каору, тридцатипятилетнего доктора, которого когда-то называли гениальным хирургом. Но, вступившись за своего лучшего друга, он потерял всё. Однажды, блуждая по интернету, он случайно наткнулся на один сайт. Заполнив в шутку регистрационную форму, он отошёл ко сну. А когда проснулся, оказался не в опостылевшей ему комнате, а в незнакомом новом мире. Медицина там, к тому же, оказалась не очень развита. А то, что он внёс в качестве регистрационных данных — воплотилось в жизнь. Благодаря знаниям современной медицины, а также магии лечения, он сможет вновь начать всё с начала.

Глава 8 — Падение аристократии 1

Не успело солнце осветить первыми лучами его комнату, как в полутьме коридора зашевелились две тени.

— Это выше моих сил… Карина, ну не могу я…

— Госпожа Алисия, вам что, не разбудить господина Каору? Чего вы так боитесь?

Алисия ныла и жаловалась с глазами на мокром месте. Но с горничной этот фокус не прокатил.

— Я и так уже знаю, что нравлюсь ему, он ведь столько всего интересного мне рассказывает!

— Госпожа, я просто желаю, чтобы вы нашли своё счастье. Стала бы я иначе вам такое советовать? А вы даже не можете спросить, любит он вас или нет, чуть что — сразу теряетесь!

Карина всем сердцем хотела счастья девушке, но в то же время её позабавила реакция Алисии. Характер у последней был не ахти. Оживление, что отразилось на лице девушки, угасло, ведь на деле историей о несчастной любви здесь и не пахло. А любовные романы в некотором смысле были её хлебом насущным, по-другому и не скажешь.

— Действуйте, госпожа Алисия, осталось совсем чуть-чуть, надо лишь разбудить господина Каору!

— Ладно-ладно… Я поняла…

— Кстати говоря, вы же всё равно нагрянете к нему в спальню? Пока он спит, могли бы и украсть у него поцелуй! Точно, вперёд! Мы зашли слишком далеко, поздно отступать, когда цель перед глазами!

Карина похлопала Алисию по плечу и показала ей большой палец вверх. Той же стоило огромных усилий даже улыбаться. Целая гамма эмоций успела промелькнуть на её лице, словно в калейдоскопе. Девушка зарделась как весенние маки и потупила взор. Глядя исподлобья на Карину, она что-то пробормотала, но горничная ничего не расслышала.

— Н-ну тогда я его бужу!

— Ага, вы уж постарайтесь, пожалуйста!

Только Алисия собралась с духом, как вдруг распахнулась дверь.

— Божечки, смотрю, у вас тут какая-то забава?

— Го-госпожа Сара… О чём вы?

Карину прошиб холодный пот, глаза её забегали. Алисия тоже молчала. Она ещё пуще покраснела и, уставившись в пол, мялась на месте, крепко сжав подол пижамы.

— Карина, нельзя же до такой степени над девушкой смеяться.

— И в мыслях не было! Я серьёзнее некуда!

В глазах горничной Сара увидела что та действительно пошла на это лишь ради блага Алисии.

— Ну тогда ладно. Хи-хи-хи…

— А? Простите… Госпожа Сара, так вы не против?

— Ась? А с чего бы мне быть против? — спросила Сара у Карины с каменным выражением лица.

Карина-то думала, что любовь титулованной дворянки и простого лекаря обречена на гибель. Поэтому, дабы Каин и Сара их не разоблачили, встречаться влюблённым полагалось втайне. Разумеется, чувства Каору её волновали мало.

— Ведь между мной и Каином тоже была пропасть. Поэтому я не стану тебе мешать, Алисия, следуй за зовом своего сердца! Ах, если бы мне никто не чинил препонов в своё время, было бы куда легче!

— Что? Матушка, вам тоже пришлось испить чашу сию?

— Ась? А ведь точно, я вам с Кариной не рассказывала. Так уж получилось, что по рождению я чистокровная дворянка, а Каин — лишь простой купец. А у вас, получается, всё наоборот! Хи-хи-хи!

Карина и Алисия опешили от такого признания. Их терзал единственный вопрос: «И как же им удалось связать себя узами брака?»

— Мама, как же вы вышли за него замуж?

— Легко и просто. И без лишнего шума.

— Как? Как же вам удалось? Мамочка?

— Поглядите на него сейчас, каким большим и важным он стал! А когда звучали слова венчальной молитвы, словно язык проглотил!

— А-а, в этом смысле «без лишнего шума»?

Сара ответила немного обеспокоенной Алисии:

— Ну, просто я хотела выйти замуж несмотря ни на что. И мне было всё равно, что скажут родные. А ты, Алисия, тоже сбежишь от родителей, не сказав ни слова?

— Д-думаю, не смогу, — ответила всё ещё красная как рак Алисия, глядя ей прямо в глаза. Сара рассмеялась и ласково погладила девушку по головке.

— Сердцу не прикажешь. Ты ведь даже не знаешь, что он к тебе испытывает. Почему бы и не спросить? Не спросишь — не узнаешь, рискни!

— Именно! Послушайте госпожу, даже она вас поддерживает. Надо всего лишь признаться в чувствах! Чего же вы ждёте? Вперёд!

— П-постараюсь! Вот увидите, ещё немного — и господин Каору предложит мне руку и сердце!

С воодушевлением Алисия засеменила по комнате. Глядя на неё с сердечной теплотой, Сара с Кариной прыснули со смеху.

— Вот бы всё прошло как надо…

— Тут уж всё только от неё и зависит. Как же так сложилось? Хи-хи-хи. Поневоле вспомнишь былое. Но, я чувствую, что у неё всё будет хорошо, и с каждым днём она будет только сильней расцветать от счастья. До недавних пор она была прикована к постели и не знала настоящей любви, поэтому так колебалась и нервничала. Смотрю на неё сейчас и всей душой радуюсь.

— Кстати говоря, госпожа, а когда вы нас заметили?

— А кто во время ужина украдкой шептался за столом? Хи-хи-хи!

— П-простите… Но, мне казалось, тогда вы лишь молча улыбались?

— Ась? Смею тебя заверить, ничто не ускользнуло от моего внимания.

Сара одарила горничную широкой улыбкой. Так они и болтали меж собой, ожидая, когда Алисия вернётся, и гадая, чем закончится вся эта авантюра.

***

Алисия дошла до комнаты Каору и, глубоко вздохнув, повернула ручку. Сердце её билось так, словно вот-вот выскочит из груди, его стук гулко отдавался в ушах, а от охвативших её волнения и тревоги даже слегка щемило. Она прижала руку к груди и вошла.

— П-простите за беспокойство. Г-господин Каору, уже утро… — слабым голоском пролепетала Алисия, и, конечно, никого не разбудила. Каору даже не заворочался. Медленно, стараясь не делать лишнего шума, она подошла к его постели. Лучи утреннего солнца лились в окно меж занавесок и неверным светом озаряли его лицо.

— Каору, вы прекрасный, даже когда растрёпанный! Стоп, да что я такое говорю?

Ей хотелось настучать себе по голове. Она стояла и смотрела на него. Пристально и неутомимо, как барышни глядят на своего возлюбленного. Пожирая его глазами, она хотела коснуться его лица, но…

— С-сердечко так и колотится… Такое чувство, словно я делаю что-то нехорошее…

Девушка уж совсем позабыла зачем пришла, всё её внимание приковал Каору, точнее то, что он до сих пор и бровью не повёл.

— Для начала, надо его растормошить. Господин Каору, уже утро! Пора вставать!

А в ответ лишь мерное сопение. Воскликнув «боже мой!», девушка вцепилась в него крохотными ручками и стала толкать. Напрасно, хирург и не думал просыпаться. Алисия начала тревожиться. Может, надо посильнее? Девушка забралась на постель, на коленях подползла поближе и стала трясти его обеими руками за плечи.

— Доброе утро! Господин Каору, вставайте!

Но опять ответом было лишь его мерное сопение. Каору мотало из стороны в сторону, но не похоже было, что доктор собирался просыпаться. На лице её тревога смешалась с горечью неудачи, а в глазах стояли слёзы.

— Н-ноль внимания… Д-даже бровью не повёл, вот это да…

Алисия что-то шепнула ему на ушко и залилась краской от смущения. Если смотреть со стороны, то зрелище было довольно занятным. Но вдруг Каору перевернулся на другой бок. И ладно бы только перевернулся! Он увлёк за собой и Алисию, сжав её в объятьях, как подушку-обнимашку.

Девушка невольно вскрикнула. Дрожа всем телом, не в силах пошевелиться, новоиспечённая подушка Каору погибала во всех смыслах. Словно рыба, выброшенная на берег, Алисия отчаянно глотала воздух. В голове всё кипело, и не было никакой возможности трезво оценить положение. Перед глазами было лицо возлюбленного. Её сердечко забилось сильней, а из груди вырвался несравненно более громкий радостный вопль. «Он меня обнял!» — от этой счастливой мысли она окончательно растаяла.

Между тем Алисия обратила внимание, что с доктором что-то неладное.

— Ась?.. К-Каору, вы что, слишком много колдовали?..

«Цвет лица у него как тогда, а симптомы как при недостатке магических сил» — грустно подумала девушка. После значительного расхода магических сил возникает защитная реакция организма: симптом беспробудного сна, который призван его восполнить. Способы исцеления от этого недуга различаются от случая к случаю, но сходятся в одном: пациенту нужен покой и много сна. Большая же часть усилий сводится к восстановлению затраченной магии.

— К-когда Каору проснётся, я ему обо всём расскажу… Сейчас… Ничего не поделаешь. Н-нужно потерпеть… Ещё чуточку… Ещё немножко… — прошептала девушка и зарылась лицом на его груди. И вдруг громом раздался стук в дверь. Алисия тут же дёрнулась и запаниковала. Ситуация была хуже некуда. Дверь медленно распахнулась и послышался голос Карины:

— Госпожа Алисия, вы уже разбудили Каору?.. Ой!.. Простите великодушно. Не торопитесь…

При виде Алисии в объятьях хирурга горничная поспешила закрыть дверь с неприятным чувством, что помешала влюблённым. Вдогонку послышался жалобный стон девушки:  «Ты всё не так поняла…», а в ответ из-за двери: «Боже, вы такая от-важ-на-я!».

Красная, как помидорка, Алисия отчаянно пыталась вырваться из плена его объятий, но всё без толку, ей это было не под силу. Поняв, что до тех пор, пока доктор не проснётся, из ловушки не выбраться, она замерла. Голова кружилась от радости и стыда.

***

Его приятно согревало солнышко. Во сне он, кажется, обнимал подушку. Она была такой мягкой, что он невольно прижался к ней посильнее. Каору чувствовал сладкий аромат, который хотелось заключить в объятья навечно. Время от времени его слух ласкал чей-то тихий обольстительный голос. И вот, мало-помалу, доктор освобождался от оков сна.

— А?

Его взгляду открылась знакомая картина его комнаты, но кое-что в ней явно было не так. Да, вместо подушки в его объятиях оказалась Алисия. Чувствуя себя глупее некуда, доктор прошептал:

— Что это за дела?.. Неужто тайком пробралась?

— У-у-у…

Девушка содрогнулась и сжалась от страха в клубок, ей захотелось забиться в какую-нибудь щёлочку, лишь бы не попадаться ему на глаза. Красная до кончиков ушей, она была не в силах сказать ни слова и лишь спрятала лицо у него на груди.

— Чего молчишь? Язык проглотила?

— С д-добрым утром!

— Ага, с добрым. Ну?..

С улыбкой он выслушал историю о том, как Алисия очутилась в его постели в качестве подушки-обнимашки. Алисия неустанно повторяла: «Я ничего плохого не хотела».

— Я зашла, чтобы вас разбудить. Только я начала вас тормошить, как вы перевернулись на другой бок и увлекли меня за собой… И вот я здесь…

— Ась? Значит, во всём виноват я?

— Не в силах шевельнуться, я кричала как могла, но вы так и спали беспробудным сном, — в отчаянии поведала Алисия. В её глазах читалось лишь одно: «Это правда!». Каору оставалось лишь с натянутой улыбкой чесать голову.

— Тогда прости уж меня. Сам не пойму, как же так всё получилось…

— Нет-нет… Всё нормально… Фух…

— Кстати, а который час?

— Десять утра.

— В самом деле, странно… Не помню за собой такого.

За последние дни хирургу так и не удалось нормально восстановить силы. До сих пор ему думалось, что он попросту устал, но теперь оказалось, что уже мало даже двенадцатичасового сна. В прошлом мире хватало и тридцати минут, даже когда он целый день был на ногах. Но раз дошло до такого, и дело не в переутомлении, то должна быть иная причина.

— Эм… Слушайте… Господин Каору, я тут обратила внимание, пока вы спали… Вчера вы случайно не переусердствовали с магией?

— М-м? Не помню такого. А что случилось? С чего ты вдруг об этом заговорила?

— Если человек спит как убитый, скорее всего он потратил слишком много магической силы.

— А разве было такое? Погоди-ка, потратил, говоришь, много магии?.. А! Точно!

Причина нашлась сама собой: «Операционная из иного измерения». Разве что-то из его арсенала заклинаний могло скушать больше магии? Для её сотворения требовался миллион очков, а каждая минута её существования обходилась ещё в сто. Дорогостоящий специальный навык. Он-то думал, раз у него бесконечное количество очков магии, то и беспокоиться не о чем. И ещё неизвестно сколько продлится это чувство слабости и сколько он будет отсыпаться. Больше всего раздражает собственное бессилие, ведь это даже не болезнь. Просто идеальный подводный камень.

А в дальнейшем воспользоваться этой способностью будет всё сложнее и сложнее.

— И-извините, буду рада, если вы меня отпустите. А то и правда стыдоба какая-то.

За весь разговор хирург так и не отпустил бедную девушку из своих объятий. Так ещё между делом поглаживал её по головке. Ему было так хорошо, что он позабыл обо всём.

— А-а, прости, прости. Просто было так хорошо, лучше некуда, вот я и забыл.

Каору хотел было ещё разок погладить её по головке, но удержался.

— Ну, тогда я ещё чуть-чуть с вами посижу… Ах…

Счастливые мгновенья подошли к концу, и освобождённая Алисия со вздохом неохотно поднялась и села на постели.

— Нельзя. Мы и так сегодня перешли черту.

— Р-работа не ждёт?

— Ну, не в постели же?..

— Тогда удачи. Буду ждать вас у себя.

Алисия улыбнулась с искренней добротой. В этот миг она была так прекрасна, что навсегда похитила его сердце. «Отчего же сердце так стучит? Что за проклятье преследует меня?» — подумал хирург и добавил вполголоса:

— Иногда такой спектакль устроишь… Это уже ниже пояса!

— Что?!

— А, не бери в голову, — тихонько ответил доктор, слегка покраснев.

В рабочем режиме он видел в ней всего лишь пациентку, а чувства его были далеки от любви. Но когда доктор из него выходил, она могла легко вскружить ему голову, обычно холодную и рассудительную.

Надо же, распереживался, как герой какого-нибудь глупого любовного романа! Кто же знал, что он вновь столкнётся с ней лицом к лицу? Да ещё и ненароком нагрубит? Понимая, что на сердце у девушки, хирург решил, что впредь будет настороже.

— Алисия, ступай в свою комнату. Ты ведь ещё не завтракала?

— Н-нет.

— Тебя проводить?

— Ничего. Сама дойду.

— Ну, тогда до скорого!

Девушка попрощалась, после чего Каору переоделся, вышел из дома и направился в лачужку Лизы.

***

Без приключений доктор добрался до клиники и, распахнув дверь, поздоровался:

— Лиза, ты тут или как?

— Слушай, ты… То пропадаешь ни с того ни с сего, то сваливаешься как снег на голову! Ну что ты за человек?!

Девушка пронзила его взглядом и вздохнула. Хирург окинул взглядом клинику и убедился, что со вчерашнего дня никакой беды не приключилось. Они уселись вместе на диван, и с улыбкой до ушей он принялся её успокаивать: «Ну извини, извини».

— Сегодня я с доброй весточкой.

—  И какой же? Ко мне обычно приходят с недобрыми.

—  А-а, вообще-то она про твою беду, рассказать или как?

—  М? О чём ты?

— Тебя ведь без конца донимают?

— Что? Кто тебе сказал?! Я же говорила, тебя это не касается!

Её лицо стремительно побелело, она буравила доктора взглядом. Излучая одну лишь уверенность, он принялся успокаивать девушку:

— Ну, не совсем. И всё-таки, неужели ты не хочешь нагнать страху на этих гадёнышей?

— Хочу! Б-была бы возможность… Но увы, не выйдет, — мрачно ответила Лиза, опустив голову.

Её противник был дворянских кровей, сама она, понятное дело, ничего не могла поделать. И Каору со злодейским видом заметил:

— Чем нагонять страху, разве не лучше будет скинуть аристократов с высоты их положения?

— Да?

Лиза смотрела на доктора пустым взглядом и с каменным лицом. Ясно было, что призвать этих дворян к ответу за всё то зло, что они ей причинили — та ещё работёнка. Более того, без доказательств им даже нельзя будет предъявить обвинение, не то что наказать. Деньги и власть всё перемелют на своём пути. К тому же зачем ей с ними связываться, себе же дороже.

— З-зачем тебе всё это?

— М? Как я могу пройти мимо и не помочь, когда девушка в беде? Вот и всё.

— И только поэтому?

— Лиза, будь так добра, хотя бы допусти подобную возможность. Всё-таки, мне кажется, это достаточно веская причина. Кроме того, ты мне столько всего рассказала. Должен же я хоть как-то тебя отблагодарить? — проворчал Каору, а она, склонив голову, внимала каждому его слову, и тотчас воспряла, когда поняла, что все её беды позади.

— К-как ты планируешь нагнать на них страху?

— Ну, в общем, такое дело…

И тут Каору с дьявольской усмешкой поведал ей свой план. Но уже на середине рассказа Лиза не выдержала и громогласно воскликнула: «Какой же он покровитель!». Её голос эхом раздался в пустой клинике.

— Откуда ты знаешь, может, вообще не получится найти лекарство от «лабиринтовой лихорадки»! А я ещё как дурочка всё это выслушивала!

— Ну, многие с тобой бы согласились. Но с моей особой методикой диагностики и лекарствами я полностью уверен в своих силах.

— И откуда такие берутся? Самоуверенные…

— Где-то я подобное уже слышал. Гляди, это руки настоящего специалиста! Мои руки.

От такого Лиза была в полном шоке, но хирург говорил на полном серьёзе. Да и глаза его вроде бы не врали. Она тяжело вздохнула и обречённо выслушала его рассказ вновь от начала и до конца. Что называется, зависть брала, когда Каору без запинки расписывал свой план в деталях, как будто это было само собой разумеющимся.

То, что для неё было «общепринятым», по его утверждению, являлось «ошибочным», но в ответ у неё не было ни единого довода, чтобы с ним поспорить. Внушительные знания Каору рушили её картину мира, всё то, что она впитала в себя за всю свою жизнь, словно замок на песке. Поистине это была настоящая революция в её сознании, и прошла она, слава богу, легко. Девушке хотелось лишь одного: зачерпнуть побольше знаний, а не забивать голову его планом. Увы, но ради её же блага он должен был перевести разговор в продуктивное русло. Вот только ему было стыдно сказать об этом напрямую, это бы прозвучало слишком грубо.

— Не подумай, что я пытаюсь тебя отговорить. Для начала приготовь-ка лекарство здесь, если получится — делай на здоровье.

— А-а… Получается, мой план можно воплощать в жизнь?

Каору с улыбкой поймал её на слове, и та чуточку приуныла:

— Ну-у… Да, пожалуйста.

— Можешь на меня положиться. Ну, тогда я побежал, дела не ждут, — с этими словами Каору вышел из клиники.

Его путь лежал к больному «лабиринтовой лихорадкой», о котором ему поведали искатели.  «Первым делом нужно сопоставить то, что мне рассказали, с настоящими симптомами болезни. Если получится дать пациенту лекарство, то будет видно, как оно подействует. Придётся по максимуму воспользоваться положением лекаря, по идее, должно получиться. И если я планирую массовое производство, хорошо бы как следует испытать это лекарство», — рассуждал про себя Каору на бегу, попутно переключаясь в рабочий режим.

Об авторе chainsaws

Занимаюсь переводами. Skype: chainsaws-friendship e-mail: chainsaws@rambler.ru telegram: https://t.me/chainsaws
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.